Глава Института демографии — РБК: «России нужно бороться за мигрантов»

Глава Института демографии — РБК: «России нужно бороться за мигрантов»
Как миграция изменит национальный состав России, как избежать появления мигрантских «анклавов» и какой нужен баланс между мягкой и жесткой миграционной политикой, РБК рассказала директор Института демографических исследований РАН
Марина Храмова (Фото: Андрей Любимов / РБК)

В конце 2023 года ученые Института демографических исследований Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук (ФНИСЦ РАН) сообщили со ссылкой на результаты опроса, что пребывающие в России мигранты из Центральной Азии считают главной ценностью крепкую семью и хороших детей, в то время как для местных жителей Московского региона на первом плане стоит карьерная реализация. Социолог института Галина Осадчая также привела такие данные: национальные обычаи являются значимыми почти для 80% мигрантов против 64% жителей Московской агломерации, а религиозные традиции — для 74% (и 43% москвичей).

Заметно различаются и репродуктивные установки: на многодетный тип семьи (три и более ребенка) ориентированы в два с половиной раза больше мигрантов, чем москвичей (42 против 17%). У приезжих отмечаются более ранние рождения детей, что создает лучшие возможности для многодетности, отмечали исследователи из РАН.

РБК поговорил о мигрантах, их ценностях (в сравнении с ценностями россиян), восприятии мигрантов в российском обществе, их роли в экономической жизни страны с директором Института демографических исследований ФНИСЦ РАН, автором ряда работ и статей на тему миграции Мариной Храмовой.

«Увеличить среднее число детей до 4–5 не получится»

Опросы показывают, что в ценностной картине мигрантов семья и дети, религия, жизнь по совести занимают более высокое положение, чем у местного населения России. На ваш взгляд, это правда, что для приезжих традиционные ценности важнее, чем для россиян?

Здесь нет однозначного ответа — зависит от того, о каких именно традиционных ценностях мы будем говорить. Если речь идет про многодетность, традиционную многопоколенную семью, то действительно у тех мигрантов, которые к нам приезжают, а это преимущественно страны постсоветского пространства, в первую очередь Центральная Азия, такие ценности представлены больше. Это заметно невооруженным глазом: идешь по улице и видишь, что семьи мигрантов — это муж, жена, и, как правило, двое-трое малолетних детей. И для них традиции многодетности еще долго будут превалировать.

Хотя второй демографический переход (устойчиво низкая рождаемость из-за фундаментальных перемен в жизненном цикле человека, таких как расширение свободы в выборе брачного партнера, возраста рождения ребенка, систематическое использование контрацепции, стремление женщины получить высшее образование и т.д. — РБК) проявляется и в странах происхождения мигрантов. Мы с коллегами делали демографический прогноз по постсоветскому пространству, и даже в Таджикистане — там, где сейчас среднее число детей у одной женщины больше трех, — мы видим, что к 2045–2050 году все-таки рождаемость будет снижаться. Не резко, но будет.

Россияне ближе к европейскому укладу. Причем это сформировалось не только за постсоветский период, а началось уже в 1970–1980-х годах, когда суммарный коэффициент рождаемости стал ниже уровня простого воспроизводства (в конце 1980-х составлял 2,07 в РСФСР, для русских — 1,95. — РБК). Это исторический факт, его мы должны принять. Конечно, в последние годы активно ведется работа по формированию благоприятного образа многодетной семьи, и она дает свои плоды: семьи получают поддержку, улучшается их уровень жизни, обеспеченность жильем. Но считать, что мы за год-два все выправим, нельзя. Мне кажется, что наиболее ощутимые результаты мы можем получить через 5–10 лет активной работы по формированию позитивного имиджа многодетной семьи, распространения традиционных семейных ценностей в общественный дискурс.

Оставить комментарий


Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив